Example Frame
Главная | КРАЕВЕДЕНИЕ | Джон Крамбл Браун о Байкале

Джон Крамбл Браун о Байкале

Данная статья взята из журнала "Баргуджин-Токум" если вы хотите приобрести весь журнал пишите на: burtokum@mail.ru, burtokum@yandex.ru или звоните по телефону: +79246599801, +79247589008, +79025637951, городской +7(3012)63-79-51 - цена за номер 150 руб. без пересылки

Джон Крамбл Браун – член Лон­донского миссионерского общества в России, пастор Британской и Амери­канской конгрегационных церквей в Санкт-Петербурге. Через него прохо­дила вся корреспонденция членов Английской духовной миссии из За­байкалья в Великобританию, кото­рую он перечитывал и делал вы­писки. На их основе Браун издал в Кейптауне книгу «First – Fruits of a Mission by the Revs. Messrs. Yuille, Stallibrass, and Swan, Agents of the London Missionary Society» (Cape – Town, 1847) - «Первые плоды миссии в Сибири миссионеров Юиль, Ста­либрасс и Сван – членов Лондонско­го общества». Книга представляет большую редкость: даже в Англии она известна в единственном экзем­пляре, а в России она никогда не из­давалась.

Из этой книги мы перепечатываем сведения, в которых автор приводит известную на то время за рубежом информацию об озере Байкал. Дж. Браун поясняет, что его очерк о си­бирском озере-море основан на Эдинбургской энциклопедии (год из­дания не указан). Но эта энциклопе­дия также неизвестна российским, а тем более, забайкальским краеведам.

***

Байкал - озеро, расположенное на территории Сибири, в правлении Иркутска, подобно Каспийскому морю является одним из самых больших водоёмов Российской импе­рии.

Этому озеру нет аналогов в мире, рассматривая великолепие пейзажей или неповторимые явления природы, которые можно наблюдать как на самом озере, так и в его окрестно­стях. Люди, посетившие это место, не могут описать словами пережи­тые ими чувства. Преодолев огром­ное расстояние страны, которое не определяется ни озером, ни морем, путешественник, наконец, достигает до горной цепи, которая, образуя, огромный амфитеатр, закрывает озе­ро от поля зрения, а при сильном шторме и шуме волн иногда, можно ощутить могущество океана. При ти­хой погоде дно бывает таким про­зрачным, что оно напоминает зерка­ло.

Следы этих огромных потрясе­ний, которые тревожили мир, замет­ны каждый год. Охота на животных начинается в апреле. Они собирают­ся большими стаями там, где бывает быстрое течение или теплые источ­ники воды, делают ущелья во льду и часто выходят из воды, чтобы по­греться и поспать на солнце. Охот­ники, которые хорошо знают повад­ки животных, садятся в маленькие сани, прикрывшись белым одеялом, они едут к тюленям, не пугая их. Во­оруженные мушкетами, они прибли­жаются к животным на расстоянии возможности выстрелить без прома­ха. Другой метод улова животных разработали, когда господин Бэлл из Антермони посетил эту местность. На определенном расстоянии во льду были проделаны отверстия, сети протягивали от одного отверстия к другому с помощью длинных стол­бов.

Тюлени, которые не могли оста­ваться подо льдом долгое время, вы­лезали в это отверстие подышать воздухом. Таким образом, запутыва­лись в сетях, становясь легкой добы­чей.

Самая важная рыба в озере омуль, которая благодаря своему качеству и изобилию, является хорошим подспорьем в жизни аборигенов. Размеры омуля зависят от места его обитания. В устье реки Селенга, пойманный омуль редко достигает более двух пядей в длину, а тот, кото­рый можно часто встретить в заливе Чивиркой, по мнению Пелоса, пред­ставляет собой особь огромных раз­меров. Хотя Пелос1 и не дает точное описание параметров рыбы. Омуль очень похож на сельдь, но Гмелин утверждает, что единственная их схожая черта - блеск чешуи. Эти рыбы требуют деликатного обраще­ния и погибают сразу после их уло­ва. Их мясо - белое и нежное. Время отлова рыбы обычно приходится на октябрь, вместо того, чтобы их засо­лить, рыбаки оставляют их замерзать на морозе, позволяя отправить их в свежем виде на разные рынки, и про­дать их по более высокой цене.

К середине августа они начинают разделяться на мели и подниматься по рекам в целях нереста. Рыбы обычно возвращаются в те потоки, где они родились.

Косяки этой рыбы можно увидеть у устья некоторых рек, впадающих в Байкал, но они никогда не заплыва­ют внутрь этих источников. Рыбы медленно плывут вверх по направле­нию реки и останавливаются в том месте, где более медленное течение. Когда они доплывают до льда, то им приходиться повернуть назад. Нату­ралисты назвали этих рыб «Salmo migratorius», и они не ограничены только Байкалом. Изначально при­плыв из Ледовитого океана по Ени­сею и другим рекам. Кроме выше представленных, есть и другие виды, которые встречаются в Байка­ле. Такие, как: осётр, карп, линь, ме­нога дьявола (натуралисты называют salmo oxyrrinchus) и ленок, назван­ный «salmo salvelinus».

Рыба этого озера выращивается на ферме, что очень продуктивно и цен­но, её ловят всё лето, ставят сети на глубину двухсот сажень. К ним при­крепляют прочный шнур, длиной в тысячу пятьсот футов. Эту сеть тянут с помощью полотна, к которо­му прикреплён шнур. Палас2 опи­сывает сеть, которая подобным об­разом работает на Байкале, похожая на сети, применяемые в лососевом промысле. Он говорит, что сети об­разуют некоторое крепление, кото­рое уходит несколько саженей в воду. В конце этого крепления распо­ложены другие два маленьких разме­ров, образующих овальные камеры и парк, опускающиеся с берега. Рыба, входя в «парк», начинает двигаться к камерам, по углам они находят от­верстие, чтобы можно было пройти в камеры, в свою очередь, рыбы не мо­гут выбраться, потому что ветки или палочки направлены на отверстие, как и в сети. Это изобретение назы­вается Корст. О нём нигде больше не знают.

Байкальские горы идут почти в том же направлении, что и озеро, пролегая по обеим его сторонам с юга на север и северо-восток, на западе образуя огромную болоти­стую степь или равнину; на восток горы простираются от устья реки Лена, по обеим сторонам реки, сокращаются в огромный хребет, который обычно очень высокий и скалистый, состоит частично из гранита, частично из камня и известняка. Уголь часто встречается в нижних регионах рек Ангара и Лена, где расположены горы. Ветвь этих гор проходит на запад через регион между Подкамна3 и Нижняя Тунгуска, за Енисеем; эта ветвь возможно состоит из флёц. Вдоль северовосточной стороны Байкала протекает верхняя Ангара и река Витим, где расположены знаменитые залежи стекла Мускови,4 гора полностью состоящая из гранита. Еще мало изучены минералы этих гор. Основные открытые минералы: уголь, асфальт, сульфат, природный сульфат, алюминий, обычная соль, lapis lazuli,5 стекло Мускови, сердолики, прусское синие и другие образцы железа, меди и свинца. Некоторые из Байкальских гор такие высокие, что постоянно покрыты снегом. Некоторые склоны, возвышающиеся над поверхностью озера, состоят из твёрдого белого кварца. Хотя горы бывают частично голыми, они обычно покрыты лесами, там множество пейзажей, которые не менее красивы, чем возвышенности. Они содержат источники многих знаменитых рек, главные из которых - Селенга, Ангара, Лена, Вилни6 и Тунгуса.7

Комментарии к тексту:

1. Пелос – академик П.С.Паллас, изучав­ший животный мир Байкала.

2. Палас – П.С.Паллас.

3. Подкамна – р.Подкаменная Тунгуска.

4. Стекло Мускови – слюда «мусковит», употреблявшаяся заменителем окон­ных стекол в Сибири.

5. Lapis Lazuli – латинское название байкальского лазурита.

6. Вилни – вероятно, р.Витим.

7. Тунгуса – Подкаменная, или Нижняя Тунгуски.

 

СИБИРСКИЕ ПЛЕМЕНА

 

Сибирь - страна, которая включа­ет в себя всю северную границу Азии, входит в состав территории России. Поэтому иногда её называют Азиатской Россией. Она занимает огромную территорию, простираясь с севера на юг на 1200-2000 миль, а с запада на восток почти на 4500 миль.

Уральские горы разделяют Си­бирь от России в Европе, и от Оренбургской и Астраханской про­винций, Алтайские, Саянские и Яблонайские горы отделяют Сибирь от Татарстана и территории Китая. Далее начинаются Северный Ледо­витый и Восточный океаны, которые граничат на севере и востоке.

Сибирь населена многочисленны­ми племенами, разделена на про­винции или [губернии] Российской Империи <…>. В [губернии] Иркут­ска <…> население 400 000 человек <…>: 58 097 бурята, 50 008 якутов, 14 480 тунгусов, 1784 камчадалов, 1224 кориаков, 545 карагачей, 505 юкагиринов, 100 курилов и 46 олато­рианов и племенах, в большей или меньшей степени сходных с обычая­ми кочевников.

Буряты чаще всего встречаются недалеко от озера Байкал, далее на юг, к Манжурскому Татарстану, та линия, которая разделяет империи Китая и России, проходя через гра­ницы населённой ими страны и ко­личество таких субъектов.

В 1787 году около 6000 якутов ми­грировали со всем своим имуще­ством к китайской границе,¹ большая часть этого племени нахо­дится на севере от бурят. Ранее у них во владении много лошадей и рога­того скота, у некоторых было 20 000, а сейчас, ни у кого нет и одной деся­той этого количества.

Тунгусы странствуют по огром­ной территории страны от устья реки Амур до озера Байкал, от Охот­ского моря до Ледовитого океана. Они постоянно ищут диких живот­ных, и редко остаются более 20 дней на одном и том же месте, хотя их па­латки можно перемещать только на несколько ярдов. Они предпочитают горные регионы и редко посещают места, которые часто посещают яку­ты.

Другие племена живут больше на востоке, все находятся в подчинении России. Единственное племя в самой восточной части Азии долгое время не признавало власть русских, желая вступить с ними в союз. Они называ­ются чукчи, но их количество и тер­риториальные пределы не так вели­ки, что не возможно понять их на­стоящее положение.

Некоторые из племён имеют мон­гольские корни, и многие из них всё ещё находятся под духовным влия­нием шаманов. Ламаизм быстро и интенсивно распространяется среди них, и я думаю, что возможно преобладала другая религии, возможно, чистый атеизм.

Почти все путешественники в Се­верной Азии (говорит мой уважае­мый друг господин Свон, который много трудился в этом уголке мира, перед кем я в большом долгу за ин­формацию о этих людях, как и ува­жаемый коллега господин Сталиб­рас) <…> встречали замечательные каменные памятники в различных местах. Их много недалеко от Селен­гинска, которых около 20 на расстоя­нии мили от построенного дома мис­сионеров. Большинство из них со­стоит из множества грубых блоков, в форме продолговатого квадрата 8 или 10 футов длиной на 5 или 6 ши­риной. Говорят, что ничего ценного не найдено при раскопки этих мест, поэтому они остаются нетронутыми, а также есть предрассудки о суще­ствовании людей, которые пытаются сохранить эти места нетронутыми. Бытует поверие, что преступление откапывания камней наказывают, от­мечая недовольство духов, покой ко­торых нарушается - смерти или не­счастья, виновника явно постигнет что-то серьёзное.

Другие из этих древних памятни­ков имеют форму круга около 20 яр­дов в диаметре, состоящих из больших неправильных камней, за­копанных в земле. Таким образом, можно найти круг более маленького размера, а в центре камни располо­жены вне всякого порядка.

Эти круглые камни мало, чем по­хожи на Стоунхендж и Авенбэри. Эти строения обычно сооружались в целях наблюдения за обрядами друи­дов. Но так как я ничего не могу открыть по вопросу поклонения друидов, здесь много противополож­ного и я полагаю, что они были со­зданы для некоторых религиозных церемоний, которые праздновались на земле наших отцов до распро­странения вероисповедания друидов, так как там не было ограничений присутствия на обрядах идоло­поклонства. Возможно там наши праотцы поклонялись истинному Богу, и развалины, возможно, яв­ляются бывшей территорией древних храмов, возведённых для поклонения на севере.²

Комментарии к тексту:

1. Факт массовой миграции в 1787 году 6000 якутов к «китайской» границе в Приамурье в истории неизвестен. Ве­роятно, речь идет о переселении во Внутреннюю Монголию баргутов, но такой большой цифры эмигрантов не имели и они.

2. Речь идет о древних археологических памятниках близ Селенгинска, кото­рые сохранились и по сей день. Квадратные надмогильные кладки относятся к так называемым «пли­точным» некрополям, а круглые – к керексурам. Все они датируются бронзовым веком. Данный отрывок показывает, что английские миссио­неры живо интересовались и мест­ной археологией. Попытка Дж. Брау­на связать их с обычаями друидов не­состоятельна, ибо последние бытова­ли в Великобритании.

 

ЖИЗНЬ МЕСТНЫХ БУРЯТ

 

Буряты - кочевнический народ, каждое сообщество или более мел­кое племя которых живёт в трёх или четырёх уделах, на которых у них расположены нужные пастбища - так что их можно найти в том же месте при возвращении в определённое время года. Поэтому они живут в юртах, сделанных из фетра, сделан­ные следующим образом. На землю разлаживали две или три шкуры, а поверх их множество шкур распола­галось по порядку. Их сбивали или притаптывали для плотного соедине­ния. Когда таким образом шерсть становилась массой, то оси из пе­рьев, со всех сторон покрытия, предотвращали отделение, и при вы­делении влаги, она более скрепля­лась и образовывался фетр недо­ступный для ветра или дождя. Когда готовили кусок фетра достаточного размера, его прикрепляли на круго­вые столбы вбитые в землю, сохра­няя форму жилья одинаковой и зи­мой и летом.

Одна из моих друзей, посетив бу­рятскую семью, описала свой пер­вый визит, что оставило лучшее впе­чатление от того, которое у меня сло­жилось по поводу внутреннего со­держания бурятских юрт.

Во дворе за одним зданием почты, в котором мы отдыхали, было несколько бурятских юрт. А так как я их никогда не видела раньше, госпо­дин Свон сводил меня в одну из них на несколько минут пока варили чай. Когда мы вошли, мать этой семьи была в доме в окружении нескольких детей, с грудным ребёнком в колыбели.

Юрта была намного меньше, чем в моём представлении она должна быть, чтобы вместить в себя такую семью. Она имела круглую форму и низкую крышу, вход или дверь были такими низкими, что нам приходи­лось сильно нагибаться на входе. Стены в таких юртах одинаковой вы­соты с дверью, но стена сильно воз­вышается в середине, в которой есть большая дыра, через которую уходит дым, и через которую поступает свет. В центре юрты - огонь, между людьми и огнём оставлено место для прохода - всё свободное место. В каждой юрте, напротив двери, стоит столик с богами. Объектом поклоне­ния обычно является изображение, тщательно завёрнутое на ролике, по­ложенное в столешницу стола, по­крытое множеством медных чашек, наполненных водой, зерном и дру­гим, которые с каждым днём обнов­ляются как приношение богам. Эти чаши - единственные блестящие, чи­стые вещи в юртах. Около них в юрте также расположено молитвен­ное колесо на столе, около стола ме­сто для ламы, т.е. кусок дерева раз­мером с большую табуретку, доста­точно широкую чтобы вместить двух человек. Обычно её покрывают шку­рой какого-то животного. В юрте есть ещё место, которое всегда предлагают тем людям, которые счи­таются в большем почёте, а все дру­гие сидят на полу, скрестив под со­бой ноги по бурятскому обычаю. Я даже не могу найти слов, чтобы опи­сать ту несчастную мать с детьми. Всё было чёрным от золы и жира. О! как сильно на нашу жалость и со­страдание давят физические усло­вия жизни этих бедных людей. Пред­мет, который привлекал больше на­шего внимания, было младенчество, что ассоциировалось больше с гро­бом, чем с колыбелью. На ребенке не было ни какой одежды, кроме кусоч­ка очень грязной овечьей шкуры. Ко­лыбель состояла из четырёх дощечек закреплённых с помощью кожаных ремней, окутывая ребёнка, у которо­го было открыто только лицо, а руки и ноги были в таком положении, что ребёнок не мог пошевелиться. А когда ребёнок плакал, то вместо того, чтобы его вытащить из такой тюрьмы, его просто легонько качали кто-нибудь из старших братьев или сестёр. Госпожа Аберкомби, жена верующего из Караса, которая собиралась помочь в издательском доме города Селенгинск, была с нами. При виде несчастных детей у неё на глазах появлялись слёзы, как и у меня. Казалось что все дети были очень несчастными.

Господин Свон немного погово­рил с этой женщиной, но понял, что она совсем ничего не знала. Возмож­но раньше она никогда не слышала проповедь Евангелия. Если бы она слышала бы этом раньше, то не при­дала бы большого значения. На её голове был коралл и нить жемчуж­ных украшений, волосы разделены впереди, а сзади заплетены в косы. Единственно белым были украшения этой женщины её зубы - в контраст с её одеждой и кожей, которые были очень чёрными. Над огнём висел большой чайник с молоком без крышки, в которое время от времени попадали кусочки дерева или сажи. Я привлёк её внимание к этому, спрашивая о том, что было в молоке, надеясь, что она извинится за то, что молоко грязное. Но она ответила с безразличием - химери (кто знает). В юрте, казалось, всех комфортнее чувствовал себя телёнок в углу, так как около него лежало свежее сено, которое вызывало радость.

Они затем позвали Тайшаку, вдову Тайши главного из людей, у которых размещались миссионеры. «Её юрта» - мой друг продолжает гово­рить, - «намного больше любой дру­гой, но в ней много мебели, как всё уже описывали. Одних коробок было очень много, они были красивее, чем у обычных людей, всё больших раз­меров и чище».

У Тайшака есть одна дочь, моло­дая девушка, которая с ней живёт. У них обеих одежда была намного чище, чем у других бурятских жен­щин, но даже у них во многом оста­валось только желать лучшего в этом аспекте, их одежда намного дороже, овечьи шубы покрыты материалом из китайского шёлка или хлопка, в то время как у других - только из ове­чьей кожи. Однако, главным отличи­ем было количество коралловых украшений и их стоимость. Они так­же носят тайру из чёрного вельвета с украшением из кораллов или матери кораллов. Они носили множество бу­синок в ушах и на голове, многие из которых были очень больших размеров. Бедная девушка была на вид очень невежественна. Выглядела очень глупо. Позже госпожа Сталлибрас попыталась быстро убедить её научиться читать и предложила стать её наставницей.

Девушка пришла только один раз, затем понимая, что с её стороны тре­буется приложить старания и быть настойчивой намного больше, чем ей бы хотелось, она не сделала второй попытки.

Чем больше мы видим этих лю­дей, тем больше понимаем, какую пользу христианство им приносило в этом отношении, если они только от­носились искренне. В то время мо­литва не была отдалённой, когда бес­плодная земля могла стать цветущей, и радоваться о влиянии просвещения христианской религии.

Тайшака принесла им чай. Но чай, приготовленный бурятами, как об этом уже говорилось, больше похож на суп, чем на напиток, название ко­торого он носит. Листья этого расте­ния прессуются, соединяются вместе во влажном состоянии, образуя кир­пичики. А когда они становятся по­хожими на жирные упаковки, чем то, что я когда-либо видел, когда при пользовании отламывали кусочек, клали в котёл и варили с телячьим жиром, посыпали солью. Этот напи­ток, если его можно так назвать, по­давали всем посетителям, в любое время суток когда они приезжали, некоторые были всегда готовы для выполнения этой цели.

Богатство бурят заключается в стадах. Не бывает совершенно неимущих людей, по крайней мере у каждого нищего есть одна лошадь на которой он может передвигаться по округе. Недалеко от юрты в земле находится столб, к которому привя­зана лошадь хозяина. Если ему по­требуется проехать сто ярдов, он ся­дет на лошадь чтобы преодолеть эту дистанцию, а не пойдёт пешком.

Их собственности придаётся важ­ное значение обычное при­ветствие, которое произносится на английском How do you do? (Здравствуйте) и на французском (Comment vous portez vous?) адресуется для каждого без учёта различий, не учитывая запрос об обстоятельствах жизни странни­ка. Приветствие в форме вопроса имеет следующий смысл и порядок: «Как дела? Как твои лошади? Как твой скот? Как твоя жена? Как твои дети?» - как будто здоровье жены и ребёнка считаются менее важными, чем здоровье овцы или лошади.

Низкое положение женщины в языческих странах - общее дело, а у бурят оно не менее выражено, чем у других. Однако, женщины больше всего связаны с предрассудками, признан­ными в стране, наиболее ревностны при вторжении в их ритуалы и обычаи.

Сильно преобладает безнравственность. Состояние людей нельзя описать лучше, чем это сделал апостол Павел, говоря о состоянии язычников своего времени. Не упоминая тех моментов, о которых даже стыдно говорить - я могу описать их как мёртвых для естественных ве­щей и в результате, они лишены радости. Один человек, которого считали искателем правды, страдал за­висимостью от азартных игр. Так, заложив и проиграв весь свой скот и владение, он сделал ставку на своём единственном сыне, проиграл и отдал своего сына в рабство. Миссионеры знают и другого человека, который, проиграв всё своё имущество в азартных играх, под каким-то предлогом попросил одеяло из овечьей шкуры у своего старого отца. Проиграв, он оставил своего отца незащищённым от холода, как результат обмана и кражи со стороны его собственного сына.

Подобное происходит внутри се­мьи. Нет ничего необычного, что когда муж и жена ссорятся, послед­няя же, как только муж уходит из дому, спешит к ближайшему священ­нику в греческой церкви и просит, чтобы её срочно крестили. Священ­ник, вероятно, захочет, чтобы она подождала, так как он знает, что вскоре придёт её муж. Он возвраща­ется к себе домой, обнаруживает, что жены нет дома, предполагает, что она прошла к священнику, и он тоже отправляется туда, чтобы узнать там ли его жена. «Она крещена», - он спрашивает у священника, «Нет» - отвечает священник, - «Пока ещё нет». «Ну, я дам Вам корову, или две овцы, если Вы не будете крестить её». «О», - отвечает священник, - «Я уже готовлюсь крестить её и я не могу отказаться. Но я ещё подумаю. Если Вы мне дадите четырёх овец, я не буду этого делать». Таким об­разом, проходило несколько часов на обсуждение суммы за то, чтобы бедная женщина не была крещена. Но возникает вопрос, почему у неё появляется желание креститься. Она убеждена в истинности христианства? Нет, но она узнала, что по закону государства, ни какой власти не может быть у язычника над христианином. Если она примет крещение, а её муж будет с ней плохо обращаться, она может оставить его тогда, когда захочет. А почему она так сильно хочет, чтобы она не крестилась? Это зависит от его убеждений? Нет, нет. Им двигает только коммерческое соображение. Если жена уйдёт от него, то ему будет нужно купить другую жену, в то время как священник может попросить у него две овцы, чтобы отказать его жене в крещении, а другая жена ему обойдётся в 4 или даже 6 овец! А почему священник откладывает крещение? Он подозревает, что у женщины есть какой-то мотив для этого. Он знает это, он знает всё, оттягивает время для того, чтобы поторговаться и что-нибудь получить для себя!

«У нас есть много примеров о твёрдых и бесчувственных сердцах язычников», - говорит один из моих корреспондентов. «Недавно я столк­нулся с поразительной манерой 66-летнего старика, который часто слу­шал и читал слово истины. Узнав о его болезни, я пришёл навестить его, и во время моего последнего прихо­да, за несколько часов до смерти, полностью пребывая в здравом уме, всё его внимание было направлено на погребение, дам ли я ему ткань для того, чтобы завернуть его тело и досок, чтобы сделать гроб». Я отвлёк его внимание на тему бессмертия, но он послушал меня несколько минут, а затем сказал, что Бог позаботится о его душе, а о теле нужно было поза­ботиться ему самому. Это была за­хватывающая сцена, а двое верую­щих людей, которых я взял с собой были очень впечатлены тем, что они увидели и услышали. Так сильно у бурят была страсть что-то получить, даже при смерти она появлялась. По­сле того как я ушёл от него, за несколько мгновений до своей смер­ти, он попросил жену прийти ко мне и сказать, что он умер по нашей вере, и что и надеялся, что я приду и займусь вопросом его погребения.

Несколько дней спустя, я встретил другого старика, которому было бо­лее 70 лет, который сказал мне, что слышал, что я дал материю выше­упомянутому человеку, и надеялся, что я сделаю то же самое для него. Я пытался рассказать ему о том, что нужно больше внимание обратить на важность его души. Я сказал ему, что над этим подумаю, если он согласит­ся принять меня в своей юрте. Он ко­лебался. У меня были основания считать, что то о чём он говорил, было лишь некоторым предлогом... Я настаивал на том, чтобы он расска­зал мне правду. Он признался, что боялся оппозиций и гонений со сто­роны своих соседей и других. Я на­помнил ему о том, кого ему надо больше бояться, и что он скоро пред­станет перед Ним и будет судим за те дела, которые делал во плоти. При­мерно месяц назад я узнал, что он был болен и по приглашению я пришёл навестить его. Он вероятно страдал от апоплексического присту­па. Я дал ему лекарство, и хотел сде­лать что-нибудь ещё для него, но было уже поздно. Он пролежал по­чти трое суток после первого при­ступа, и я часто приходил к нему. Он ни открывал глаза и ни говорил, ни осознавал, что происходит вокруг. Он слышал много, много понимал, а однажды он разошёлся во мнениях, он отвергал Божье присутствие в своей жизни. Такие вещи заставляли нас горевать о их жестокосердии и неверии, они также решали насадить ревность и поиск в наши сердца, так как с нашей стороны ничего не от­сутствовало, мы сделали всё, что могли были сделать, чтобы они ухва­тились за Евангелие. Если Ты Господь будешь замечать неспра­ведливость, то кто устоит?

 

ШАМАНИЗМ В СИБИРИ

 

Шаманы - священнослужители у которых, по крайней мере, есть сила священника и навыки врача, и таким образом они держали в подчинении сибирские племена. Их одежда обильно украшена мистическими кольцами и сим­волическими метал­лическими фигурами, которые при движении звенят. Шаманы также но­сят бубен, маленький барабан в фор­ме котелка из двух деревянных чаш скреплённых на дне, с ку­сочками пергамента, прикле­ен­ные около рта и по бокам. Барабан состоит из двух маленьких кожаных шариков, вися­щих на определённом расстоя­нии, и крепкая лента, обычно укра­шенная кораллами, пронизывающая инструмент в месте соединения кно­пок. Лента предназначена для держа­ния барабана, а шарики, быстро уда­ряясь о пергамент, издают резкий дребезжащий звук. Шаманы таким образом сообщают о своём прибли­жении, произнося закли­нания, при самых экстрава­гант­ных жестах произносят свои предписания, дают свои предписания.

Сто лет назад в стране было много таких шаманов, но не было ни идо­лопоклоннического свя­щенника, ни единого языческого храма не укра­шали землю, было множество языче­ских храмов за снежными простора­ми Сибири, в этих храмах по мень­шей мере 4000 священнослужителей буд­дийской веры, а обращенных прихожан было 300 000 из жителей Сибири.

Предполагалось, что в Си­бири 500 000 человек исповедовали шаманизм.¹

Буддийские священнослужители - ламы, священники, изначально при­были из Тибета . Они в значительной мере сместили шаманов, и привили свои обряды и предрассудки своим последователям. Сейчас во многих местах колокольчик ламы и барабан шаманы сочетаются вместе. Эти две системы несравнимы друг с другом.² В шаманских обрядах не упоминает­ся о грехе, ни какие служения не ис­полняются при атмосфере проще­ния, или избегания будущих страда­ний. Все шаманские действия посвя­щения исполняются с целью дости­жения временного добра или избега­ние временного зла. Система лама­истской веры предполагает воспол­нение недостатка, обещание будуще­го счастья посвященным. В связи с этим её одобряют многие шаманы как ценное дополнение в религии.

Но хотя эти две системы несрав­нимы друг с другом, каж­дый, кто знаком с принципами буддизма мо­гут представить себе гетерогенные предрассудки при смешивании ша­манизма с тибетским буддизмом.³

Главные объекты шаманского поклонения Тенгри, небеса, или силы воздуха.4 О Тенгри также гово­рится в книге Лам, говорится, что их количество тридцать три.5 В книгах лам говорится, о четырех из них, ко­торые отличаются от остальных и именуются «Четыре махараня». Они сопровождаются изображе­ниями, но у шаманов нет картин или презентаций о Тенгри.

Для Тенгри молитва представ­ляется посредством «курда» или мо­литвенная машинка, которая пред­ставляет собой большую бочку или цилиндр, наполненные письменны­ми молитвами, по центру проходит веретено, и к нему прикреплены байдарочные доски, похожие на мас­лобойки, а на верху веретена при­креплены пересекающиеся между собой палочки. Держась за них мож­но ходить вокруг цилиндра или боч­ки, тем самым, сливаясь с потоком всех молитв в машине. Эти хода­тайства достигают адресата.6

Иногда эти устройства раз­мером с обычный барабан почти не останав­ливаются, так как некоторые женщи­ны, желая стать очень благочестивы­ми, отбивают сидя за ними молитвы весь день. Они тянут за шнур, при­крепленный к маленькому рычагу, который заменяет вза­имно пересе­кающиеся палочки более больших машин.

Случается, что молитвы, напи­сан­ные на маленьких кусках бумаги, прикрепляют к длинному шнуру, подобно тому, как делают «хвост» летучего змея. Его прикрепляют ко столбу или дереву, для того, чтобы ветер мог двигать эти записки. Вре­менами простой бумажный обрезок подвешивают в то место, где он до­ступен не только ветру, но и людям, приводящим его в движение. Бывает, эти записки подвешивают на малень­кой ветряной мельнице, где постоян­но происходят движения, при этом поклоняющийся человек получает удовлетворение нужд.

Ламы и шаманы наблюдают бо­лезни человека от зловещего влия­ния «Эрлич Чан», бог ада, который ищет жизни, каждого, обидевшего его.7 Они считают, что этого бога можно обмануть, обеспечив выздо­ровление страда­ющего. Таким об­разом, они пы­таются сделать следую­щий прием: много соломы за­вертывают и одевают в одежду боль­ного человека, положив в районе его кровати, на его место. Затем кто-то бьет эту куклу ножом и её выбрасы­вают в огонь за юртой. При этом обряде «Золик» считается, что бог будет обманут, и отомстив до конца своему обидчику, направится в дру­гое место. А больной - исцелится. Если же будет обратный эффект - то можно предположить, что Тенгри увидел их план и не поддался обману.

Буряты говорят, что в Монголии и Тибете этой обычай представлен сле­дующим образом: когда богатый человек заболевает, то его родствен­ники вместо него, покупают, или си­лой и обманом приводят другого че­ловека, предлагая его в жертву богу, как более приемлемую и доступную.

Схожесть этого обряда с подобны­ми на Цейлоне, в некоторых его райо­нах, а также схожесть причин его проведения на Цейлоне и про­никновение в Сибирь из Тибета, воз­можно, обусловлены представления­ми буддистов, согласных с полити­кой шаманских учений, и его про­никновения в Сибирь из Тибета. Я думаю, что возможно буддисты его представили в той стране, и прими­рились с политикой шаманских уче­ний. В Цейлоне болезнь также счи­тают влиянием злого духа, больного часто приносят к дереву, и состри­женную часть его волос прикрепля­ют к голове петуха. Её прибивают гвоздями к дереву, и затем отрывают от туловища, но волосы человека остаются на голове птицы. Предпо­лагается, что демон выйдет из тела человека и завладеет деревом. Глав­ная цель людей в этом обряде, по их словам, обмануть дьяволов, так как не является возможным привлечь их к со­страданию. Также в достижении этой цели используются несколько других методов, среди которых: изготовление глиняных образов, ко­торые представляют заболевшего че­ловека. Это «подобие» выносят из дома, как настоящий труп, а больно­го уводят в другое место. Таким об­разом, ненависть дьявола направлена на поиск другой жертвы. Это прави­ло, на которое я ссылался.

Кроме Тенгри у бурят сейчас есть идолы или так называемые, домаш­ние боги, которым они поклоняются. Это - два маленьких куска черной овечьей шкуры, длиной около 9 дюймов, с необрезанной шерстью. На голове корона, с божественным благословением на искренность и единство, сделанная из куска черной материи или кожи, вместо глаз - 2 синих бусинки, а к ним прикреплена похожая фигурка меньшего размера. Этих идолов называют «Заячи», а иногда «Онгуны».8 Маленькие фи­гурки называются их детьми, один из них «Тиачин», или мальчик, другая - «Эрке», или черная девочка. Во многих бурятских юртах, таких идолов вещают на верёвке на стену. Им приносят различные подарки, а иногда дарят трёх овец. Когда это де­лается, овец прикрепляют к трём длинным столбам, концы же столбов находятся в земле напротив юрты. Животные остаются в таком положе­нии, пока птицы не склюют их, и ни­чего не останется кроме костей. Так­же до тех пор, пока столб не сгниет и не упадет. Одновременно этому, в юрте убивали овцу, поместив труп перед идолами. Всю ночь исполняют шаманские танцы и кричат громким голосом, пока множество людей не соберётся на этот праздник. Затем натирают черные лица идолов мя­сом, так как считается, что этим их кормят. Потом эту баранину едят люди.

В начале лета, когда они начинают делать масло, они берут первую часть масла и натирают лица идолов, то же самое делают с творогом, в то время, когда готовят сыр. А когда те­лится корова, производят те же дей­ствия с первым молоком. Когда же закалывают вола, овцу или лошадь «на мясо», идолам растирают кусок мяса на лица.

Таковы «боги» и поклонение им у бедных деградированных шаманов и их последователей. Они опустились так низко, как только могли, подобно миллионам на других территориях. Не странно ли, что христианская церковь поднимается не как один че­ловек, а является результатом чело­веческих усилий, и длительные мо­литвы могут влиять. Во всём есть наставление через христианские ис­тины. Мы ожидаем, что, только благодаря им, тьма рассеется! Но по­чти все ищут оправдание себе.

 

«А разве для тебя ничто все те, которые проходят,

И нет ли такой же как у нас печали?

Оставь нас одних, - может ад ответить -

Оставь нас для пожирающих злых духов

Оставь нас для большего или меньшего отчаяния

Оставь нас для ненависти жизни и мрака смерти

Оставь нас, чтобы испить чашу горького осознания» -

Оставь нас, чтобы не ведали мы то, что говорит нам Бог,

Оставь нас, но на последнем же дыханье перед смертью мы проклянём тебя!

Прочь сентиментальные слёзы,

Пролитые о страдальцах, которых не знал мир!

Волшебный роман за замком,

И там мы музицируем о трагической сцене;

Изысканая боль! Когда же, наконец, запутанный клубок,

Размотавшись, привёл всё сочинительство к концу,

Натёр глаза читательской симпатии!

О, если бы потёк фонтан из слёз,

Пролились за невымышленное зло.

В низкой хижине из крепкого дерева,

Где белый дым поднимается коль­цами медленно,

Живёт бедный охотник со своей семьёй

Плача из-за дерзости детей?

- Мать стоит у самой могилы,

А тут вот рядом и колдун шаман,

Соседние охотники собираются на шоу

И средь толпы шаман берёт его за руку

Громким голосом даёт команду подготовить пир.

Ловят козлов — разжигают огонь - три ножа

Раскрытых и наточенных, в ожидании

Испить жизни трясущихся жертв.

Готово и на молодой сосне

Высоко сверкает белоснежная овечья шерсть

А рядом колдун с волшебным кнутом,

Железной шапкой с переплетёнными змеями,

Его яростная рука наносить бескровную рану

При демонической атмосфере его яростные зубы скрежещут.

И снова для Тенгри он возносит молитву,

С угрозами, если нет ответа,

Рысь и волк пугаются в своём логове,

Напуганный ворон открывает своё каркающее горло,

И с удивлением идёт к шумному месту,

Но сейчас произнося свою яростную молитву,

Он приближается9

Комментарии к тексту:

1. Дж. Браун, как очевидно, мало разли­чал шаманизм от ламаизма. В шама­низме храмовых построек никогда не существовало; архитектурные соору­жения пришли в XVII столетии вме­сте с ламаизмом и христианством. Но в данном случае автор пишет о лама­изме.

2. В Бурятии шаманизм и ламаизм тесно уживались друг с другом, и счита­лось обычным, что один человек испове­довал двоебожие, и даже троебожие, когда принимал и христианскую веру.

3. Действительно, тибетский буддизм на начальной стадии не смог бы закре­питься в Бурятии, если бы не принял в свою практику некоторые ша­манские реалии. Видоизмененный буддизм стал именоваться ламаизмом, и все, что совершается на открытом воздухе (поклонение на обо, святым источникам, камням необычных форм и т.п.) – есть наследие ламаизированного шаманизма.

4. Тенгерии – это не силы воздуха, как пишет Дж.Браун. Это высшие ша­манские божества – повелители Неба.

5. Всего тэнгриев не 33, а 99: 44 – запад­ных «белых», и 55 – восточных «чер­ных».

6. «Хурдэ» - молитвенный барабан в ре­лигии буддистов, к шаманизму не имеющий отношение. В шаманизме цель молитвы тэнгриям и их сыно­вьям – хатам (небожителям, спустив­шимся на землю) достигается удара­ми в бубен.

7. «Эрлич Чан» - это Эрлик – хан, ша­манское божество потустороннего мира, преисподней, грозный судья земных дел людей.

8. Речь идет о шаманских онгонах – ан­тропоморфных идолов из шкур и шерсти животных, олицетворяющих почитаемых духов, и относящихся к «домашним богам».

9. Это, вероятно, образец стихотворного переложения сибирского материала самим Дж. Брауном; у него каждая глава заканчивается стихотворением.

ИНФОРМАЦИЯ

Мы в соцсетях



МРО "Евангельская Христианская Церковь г. Улан-Удэ"

Продвигайте также свою страницу








Анализ интернет сайта

Контактная информация

670013, г.Улан-Удэ, Респ. Бурятия.
ул.Ключевская, 4Д


тел. +7 (3012) 41-65-04, 41-65-06

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна.
Библия, христианские новости, ответы на все вопросы    Христианская газета'Колокол'                    Портал Credo. Непредвзято о религии