Example Frame
Главная | КРАЕВЕДЕНИЕ | «СЕЛЕНГИНСКАЯ ОДИССЕЯ» ПРАДЕДА ПУШКИНА

«СЕЛЕНГИНСКАЯ ОДИССЕЯ» ПРАДЕДА ПУШКИНА

История царского арапа Абрама Ганнибала, прадеда А.С. Пушкина, настолько необычна и чудесна, что напоминает сказку. Так кажется не только нам, так представлялось и современникам великого поэта. Семейное предание, «подправленное» творческой фантазией, нашло отражение и на страницах неоконченного романа Пушкина «арап Петра Великого». «Восточный князь» арап Ибрагим, в знойной Африке рожденный, дважды похищенный, царем Петром крещенный, при дворах трех государей служивший, в плену побывавший и в «подземном сражении» раненый, обрусел в Петербурге и, всей душой привязавшись к Петру, стал его верным помощником. Отдельные главы романа посвящены любви любимца Петра к юной красавице боярышне Наташе, представительнице древнего боярского рода Ржевских. И в роли свата выступает сам царь.

Пушкин не мог не увлечься этой легендой, передаваемой из поколения в поколение. Тем более, что в ней многое было правдой.

Тайна генеалогического древа поэта, его родословной интересовала многих литераторов и ученых.

Их поиски продолжаются. Академик Д.Н. Анучин, изучив большой архивный, документальный материал, пришел к выводу, что Ганнибал родился в Лагоне, на севере Эфиопии. В «Немецкой биографии» Ганнибала сообщается, что «его отец был вассалом турецкого императора или Оттоманской империи. Вследствие гнета и тягот он встал в конце XVII с другими абиссинскими князьями, своими соотечественниками и союзниками против султана. Были кровопролитные бои, но в конце концов победила сила. И Ганнибал (восьмилетний мальчик), младший сын влиятельного князя, был с другими знатными юношами отправлен в Константинополь в качестве заложника…»

В Центральном госархиве древних актов были найдены новые документы о Ганнибале, в том числе запись в Посольском приказе от 1704 года о привозе в Москву по поручению Саввы Рагузинского «сухим путем через Волошскую землю трех человек арапов малых робят».

Савва Лукич Владиславич-Рагузинский (1670-1738) – известный государственный деятель и дипломат России XVIII века.

Долгое время считалось, что именно Савва Рагузинский вывез из Константинополя (Царьграда) малолетнего арапа Ибрагима, будущего Абрама Ганнибала. Это мнение основывалось на неправильном толковании одного из текстов прошения Ганнибала, направленного императрице Елизавете Петровне: «…выехал в Россию из Царьграда при графе Савве Владиславиче, волею своею, в малых летах и привезен в Москву…». Ганнибал, конечно же, имел в виду «в бытность Саввы», т.е. во время его пребывания в столице Турции.

С Саввой Рагузинском, который увидел темнокожего мальчишку в Константинополе, выкупил его и оправил в дар Петру Первому (в ту пору как раз была «мода» на арапчат в Европе и в России!), Абрам Ганнибал встретился в Забайкалье, в Селенгинске, куда арап Петра Великого был послан «измерять китайскую стену», а граф Рагузинский – с дипломатической миссией в Китай. Но об этом подробнее чуть позже, ибо нам надобно узнать и об обстоятельствах, побудивших или заставивших нашего героя отправиться из Петербурга в Забайкалье. Для этого нам придется заново перелистать ранние страницы биографии Ганнибала, взяв за основу документальные материалы.

Многие помнят эту романтическую историю, увековеченную пером Пушкина, а в наши дни запечатленную на киноэкране, где в фильме «Сказ о том, как царь Петр арапа женил», снятом по мотивам повести Алексея Толстого, роль Ибрагима сыграл Владимир Высоцкий…

Темнокожего мальчишку, выкупленного из турецкого плена, привезли в Москву, где в 1707 году он был крещен и получил имя Петра (по его крестному отцу Петру Первому), но в документах до 1737 года именовался Абрамом Петровым. Смышленый, бойкий паренек, быстро постигавший грамоту и науки, понравился царю, и с 1706 по 1717 гг. он был личным камердинером и секретарем Петра Первого.

27 июня 1709 года 12-летний Ганнибал участвовал в Полтавской битве, в сражении при Гангуте, в Прутском походе. В марте-апреле 1717 года он вместе с Петром и его свитой проехал через Польшу, Пруссию, Германию и Голландию, а затем из Роттердама на царской яхте плыл во Францию. Ему было всего двадцать лет, когда он появился в Париже, при дворе короля Людовика XV.

Появление Абрама Ганнибала при королевском дворе, его наружность, образованность и природный ум, по словам Пушкина, возбудили в Париже всеобщее внимание. Сам герцог Филипп Орлеанский, бывший регентом при семилетнем короле, приглашал его на свои вечера.

Многое было у Ганнибала в Париже: и веселые вечеринки, балы и литературные салоны; и «амурные» похождения; и обучение в парижском военном училище, после окончания которого ему было присвоено звание капитана артиллерии; и участие в Испанской войне, где в сражениях он получил ранение и даже попадал в плен к повстанцам.

Но царю Петру, затеявшему грандиозную перестройку в России, прорубившему «окно в Европу» и утверждавшемуся в Прибалтике, нужны были энергичные и умные помощники. И осенью 1723 года князь Василий Лукич Долгорукий, российский посланник в Париже, объявил приказ Петра Первого - «Абраму Петрову вернуться в Россию!»

Вскоре после возвращения Ганнибала в Россию Петр Первый определил его поручиком в бомбардирскую роту привилегированного Преображенского полка, в котором сам был капитаном, и повелел ему учить молодых офицеров фортификационному инженерному делу, в котором после учебы во Франции Ганнибал был «зело сведущ».

Ему же было доверено наблюдение за переводом иностранных книг, благо, даже по нашим меркам, он был настоящим полиглотом: знал свой родной язык – тигринья, читал и говорил по-турецки и по-арабски, в совершенстве владел французским, голландским, русским. Мог также общаться на немецком, и судя по всему, на эстонском, легко читал латинские тексты: читал в подлиннике Расина и Корнеля.

В конце 1724 года Абрам Ганнибал был послан в Ригу для строительства военных укреплений.

К именинам императрицы Екатерины Первой Ганнибал преподнес ей рукопись собственного учебника в двух томах – по геометрии и по фортификации.

Милость вскоре последовала: его назначили преподавателем математики к юному наследнику престола Петра II. Ганнибал не предполагал, что это назначение окажется для него роковым. Он усердно занимался точными науками с внуком императора, надеясь стать ему близким и необходимым человеком, таким же, каким он был самому Петру I. Но после смерти Петра I все изменилось: Ганнибал был «отлучен» от двора.

В мае 1727 года по указу князя Меншикова, не питавшего добрых чувств к любимцу царя, Ганнибалу было предписано «ехать немедленно в Казань и…тамошнюю крепость осмотреть и каким образом ее починить или вновь запотребно рассудить, сделать цитадель…».

Так начался путь Абрама Ганнибала в Сибирь, в Забайкалье. Он едет на тройках, на перекладных, от одной ямской станции до другой, ночуя в придорожных заезжих избах, и догадывается, что это – ссылка, настоящая ссылка. 30 июля 1730 года Абрам Ганнибал прибыл в Тобольск.

За что же Меншиков подверг опале Петрова крестника? В чем был повинен Абрам Ганнибал, гонимый все далее и далее в Восточную Сибирь, в Забайкалье?

Все дело, оказывается, в том, что после кончины Петра I все его наследники и их фавориты – Екатерина I и Меншиков, Анна Иоанновна, дочь старшего брата Петра I Ивана, и Елизавета, дочь Петра I, да еще Петр II, да еще их жены, дочери, племянники, внуки – все они оказались неожиданно претендентами на опустевший престол. И вокруг каждого из них объединились их сторонники и приближенные.

В большую политическую интригу оказались вовлечены и многие друзья и знакомые Ганнибала. В их числе была и княгиня Аграфена Петровна Волконская, в салоне которой объединились исключительно лица, ненавидевшие Меншикова и встревоженные его растущим влиянием на тяжелобольную императрицу.

Итак, заговорщиков объединяли не столько дружба и родственные отношения, столько ненависть разнопричинная, но общая. Но пока они намечали план своих действий, рассылали послания своим единомышленникам, Меншиков, узнав про их козни, действовал мгновенно. Граф Толстой был схвачен и казнен, Волконская сослана в подмосковную деревню, Маврин – в Тобольск, на службу, Черкасов разжалован в секретари Синода, препровожден в Москву.

Досталось «на орехи» и Абраму Ганнибалу. «Он, - пишет историк С.Н. Шубинский, - знал Меншикова коротко и давно, еще до своей поездки во Францию, знал все его пороки и недостатки, будучи до 1717 года постоянно и неотлучно при Петре. На глазах Ганнибала свершалось превращение Алексашки в светлейшего князя; ему были известны отношения Меншикова к Екатерине, а возвратившись в Россию в 1722 году, он узнал от друзей своих о злоупотреблениях Меншикова…И Меншиков тоже знал, что Абрам Петрович хорошо его знает…и не любит Ганнибала».

Итак, Тобольск оказался отнюдь не последней крепостью, фортификацией и обустройством которой было велено заниматься Ганнибалу. Его дорога пролегла дальше, на восток – в Иркутск, а затем в Селенгинск и Кяхту, где Ганнибала ждали срочные и неотложные дела.

Дело в том, что с 1634 года Монголия стала объектом захватнических войн маньчжурских феодалов. Жестоко подавив массовое антиманьчжурское движение во главе с ойратским князем Амурсаной и халахасским нойоном Чунгунжабом (1758 г.), сломав сопротивление местного населения, Цинская династия, правившая в Маньчжурии, в целях увековечения своего господства в Монголии стремилась изолировать ее от внешнего мира и главным образом от России. Именно в те годы, когда Ганнибал отправился в Сибирь, были изданы указы, запрещающие всякие сношения монгольских князей с российскими подданными. Поэтому Россия и спешила укрепить свою границу на востоке.

В «Летописи г. Иркутска» (1652-1763 гг.) В. и А. Сибиряковых об отъезде Абрама Ганнибала в Селенгинск есть соответствующая запись: «В октябре месяце 1728 года прибыл из Тобольска лейб-гвардии банбандирской роты поручик Аврам Петров Ганибал, арап, который отправлен к строению Селенгинской крепости и, как Байкал скрылся льдом, отбыл в Селенгинск». (Транскрипция и словообороты того времени сохранены). В этом документе времен сибирской ссылки Абрам Петрович впервые назван Ганнибалом: ранее он подписывался Абрамом Петровым.

В Селенгинске Ганнибал встретился с Савой Лукичем Рагузинским, от которого он видел только добро. Они не виделись давно, хотя их пути-дороги перекрещивались не раз – и тогда, когда Ганнибал участвовал в походах Петра, и в дни пребывания во Франции, и в более поздние дни.

Вот к Рагузинскому-то и обратился за помощью Абрам Ганнибал. И в память об императоре, коего любил и почитал, Савва Лукич принял деятельное участие в судьбе ссыльного. К тому же он уже знал о падении Меншикова, читал его «циркуляры» относительно Ганнибала, теперь уже не имевшие законодательной силы. В то же время прибытие опытного специалиста по фортификации ему было как нельзя кстати: он решил перестроить и укрепить Селенгинскую и Кяхтинскую крепости в новые города, «чтоб не токмо для обороны, но и порядочных торгов и пошлинного сбора служили».

Но сколь ни полезен был Савве Рагузинскому его нежданный помощник, нужда, в которой тот жил, и несправедливость, над ним учиненная, не давали Рагузинскому нравственного права удерживать его в Селенгинске. И в апреле 1728 года он запросил Петербург: можно ли отправить Ганнибала в столицу? Ответа долго не было.

До июля 1728 года Ганнибал находился в Селенгинске, ожидая решения своей участи и плодотворно трудясь над планом переноса Селенгинской крепости на другое место. Очевидно, он также составлял планы крепостей Кяхты и Троицкосавска, построенных по инициативе Саввы Рагузинского. В 1730 году чертежи эти поступили в канцелярию Главной артиллерии и фортификации, были там уменьшены в масштабе, но в дело пущены не были. Их и сейчас можно найти на 43-м листе книги номер 87 в Артиллерийском архиве.

После Парижа и Петербурга, после битв, походов, дворцовых интриг и любовных похождений Абраму Ганнибалу было в Селенгинске одиноко и тоскливо. Лишь встречи с Саввой Рагузинским скрашивали его одиночество и скуку. А тому не сиделось на месте, да и дел было невпроворот: край Забайкальский вон какой огромный! Только успевай разворачиваться.

В июле Рагузинский и вовсе выехал из Селенгинска. Сначала ненадолго в Иркутск, а далее в Петербург, и он твердо обещал похлопотать за Ганнибала. Не оставляли усилий вернуть своего товарища и его друзья и покровители. Но тщетно! Вместо Меншикова у Ганнибала появились другие недоброжелатели, и он по прежнему оставался в опале. Попытка самостоятельно выбраться из Селенгинска (правда, с разрешения Рагузинского) ни к чему не привела. Едва он успел завершить трудное путешествие «водою» - по рекам сибирским до Тобольска, как сразу же последовал суровый приказ вернуться обратно, в Селенгинск.

В начале января 1730 года по указу Верховного тайного совета Ганнибал подвергся аресту, в доме его произведен был обыск, а сам он под конвоем был отправлен из Селенгинска в Томск. На этом драматическом эпизоде и заканчивается «селенгинская одиссея» Абрама Ганнибала, но карьера продолжается.

Неожиданно в ночь на 19 января 1730 года, накануне своей свадьбы с княжной Екатериной Долгорукой, умирает от оспы 14-летний император Петр II. На престол вступила Анна Иоановна, племянница Петра I. По ее указу от 25 февраля, Ганнибалу надлежало «быть в Тобольском гарнизоне майором…оттуда (из Томска) его возвратить и из-за караула освободить».

Но лишь в сентябре 1730 года последовал сенатский указ о переводе опального Ганнибала в Пернов (ныне эстонский город Пярну).

В завершение следует сказать, что А.П. Ганнибал прожил большую интересную и сложную жизнь. Он пережил Петра I, Екатерину I, Петра II, Анну Иоановну, малолетнего Ивана VI (Антоновича) с его матерью регентшей Анной Леопольдовной и ее фаворитом-регентом Бироном, Елизавету Петровну, Петра III (Федоровича) и скончался в возрасте 84 лет во времена правления Екатерины II. Выдвинувшись вновь при императрице Елизавете Петровне, он занимал крупные посты в военно-инженерном ведомстве и завершил свою карьеру в звании генерал-аншефа.

Абрам Ганнибал был знаком с М.В. Ломоносовым и помогал ему в составлении анкеты для сбора сведений по экономической и физической географии.

В родословной А.С. Пушкина, наряду с африканской (судя по всему, тоже царственной!) ветвью Ганнибалов, прослеживаются тесные и давние связи Пушкиных, предков и потомков поэта, с многими царственными домами России, Византии, Англии, Франции, а также с такими историческими лицами, как Александр Невский, Юрий Долгорукий, Дмитрий Пожарский, Михаил Кутузов. Исследователь А.А. Черкашин разыскал фамильные связи поэта с Гоголем, Веневитиновым, Толстым, братьями Жемчужниковыми, Мятлевым. Но «черный гранат» в родословной А.С. Пушкина сверкает на равных, не умаляя блеска и славы других имен.

 


Евгений Голубев,

Кандидат философских наук

 

ИНФОРМАЦИЯ

Мы в соцсетях



МРО "Евангельская Христианская Церковь г. Улан-Удэ"

Продвигайте также свою страницу








Анализ интернет сайта

Контактная информация

670013, г.Улан-Удэ, Респ. Бурятия.
ул.Ключевская, 4Д


тел. +7 (3012) 41-65-04, 41-65-06

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При любом использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна.
Библия, христианские новости, ответы на все вопросы    Христианская газета'Колокол'                    Портал Credo. Непредвзято о религии